Sevdresscode.ru

Финансы и бизнес
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Заработок на мусоре

Сколько можно заработать на мусоре

Шиес не закончился: на полустанке в глухом архангельском болоте продолжают жить люди, которые съехались сюда со всех уголков России. Они уверены, что несмотря на все обещания властей, общественников, экспертов, сюда все равно приедет московский мусор и в нарушении всяких экологических норм будет похоронен в земле.

Тем более что рассказать об этом президенту на «Прямой линии» так и не рискнули. За всю мусорную повестку ответила девочка-блогер. Вот и все.

Между тем проблема с мусором в нашей стране шире Шиеса. Шире подмосковных свалок, бунты на которых взволновали власть в прошлом году. Даже шире большой «мусорной реформы», о которой пришлось задуматься по причине вышеупомянутых протестов. Проблема в том, что на самом высшем уровне нет понимания, что же с мусором делать.

Основная проблема этой реформы — несоответствие масштабов задачи и времени, которое было отведено на ее реализацию. Государство вынуждено было срочно реагировать на протесты, поскольку раньше просто не занималось проблемой и не хотело слышать предупреждения. В итоге гигантский план родился за несколько месяцев, можно сказать, на коленке, не все необходимые расчеты были проведены.

Вторая сложность — задачу профинансировать реформу возложили на население, хотя строительство дополнительной инфраструктуры в перспективе должны взять на себя государство и бизнес. В итоге сейчас коммунальные платежи начисляются, а качественной услуги еще нет. Люди отказываются отдавать деньги и возмущены свалками.

Застопорилось и возведение той самой инфраструктуры. И не только потому, что не видно толпы инвесторов. Ведь нам до сих пор не сказали о том, что страна планирует делать с отходами на горизонте хотя бы 10-20 лет. Сортировать? Сжигать? Хоронить? Перерабатывать?

Для сравнения: в Европе в среднем по 27 странам порядка 40% мусора отправляется на полигоны, еще 40% перерабатывается, остальное сжигается и переходит в энергию. В США, с которыми у нас очень похожий по морфологии мусор, 50-60% отправляют на полигоны. Но эти регионы уже не первый десяток лет работают над экологическим вопросом. Нам же придется вновь искать собственный путь в эконаправлении, растить собственный бизнес, искать собственные технологические решения либо перекупать готовые там, где нам будут готовы их продать.

Тем не менее абсолютные цифры показывают исключительную перспективу этого рынка. Но сработает это только в случае отказа от идеи «спасения от мусора», заменив ее на идею его использования с максимальной выгодой.

Арифметика мусора

По разным подсчетам, Россия производит 70-80 млн тонн только твердых коммунальных отходов (ТКО). Есть еще строительный или промышленный мусор, но это отдельная тема.

Вот каков состав нашего российского бытового мусора в среднем по стране (он разнится от региона к региону, погрешность подсчетов составляет примерно 5-10%).

Органика: 20-35%, 27 млн тонн в год

Бумага и картон: 16-20%, 15 млн тонн в год

Пластик: 7-15%, 12 млн тонн в год

Тетрапак: 2-7%, 5 млн тонн в год

Стекло: 1-4%, 3 млн тонн в год

Металл: 0,5 -0,9%, 0,7 млн тонн в год

Цветной металл: 0,4%, 0,3 млн тонн в год

(Источник: данные компании «БС Энерго»)

А теперь представим, что население страны собрало весь бытовой мусор за год, выделило полезные фракции и отнесло их на пункты приема. Там их ждет не самое заманчивое вознаграждение, но тем не менее за сдачу мусора полагается оплата. Возьмем средние по стране цены на ТБО.

Органика: 100 рублей за тонну — 270 млн рублей

Бумага и картон: 6000 рублей за тонну — 93 млрд рублей

Пластик: 18 000 рублей за тонну — 209 млрд рублей

Тетрапак: 4000 рублей за тонну — 22 млрд рублей

Стекло: 2000 рублей за тонну — 6 млрд рублей

Металл: 15 000 рублей за тонну — 10 млрд рублей

Цветной металл: 80 000 рублей за тонну — 25 млрд рублей

ИТОГО: около 365 млрд рублей, или $5,6 млрд в год

Само собой, деньги в пунктах приема не появляются из воздуха. Дальше мусор отправляется на перерабатывающие заводы. Там стоимость приемки выше, хотя и далеко не по всем фракциям. Чем больше конечная извлекаемая выгода переработки, тем выше разница в цене.

Органика: 100 рублей за тонну — 270 млн рублей

Тетрапак: 4000 рублей за тонну — 22 млрд рублей

Бумага и картон: 9000 рублей за тонну — 139 млрд рублей

Пластик: 26 000 рублей за тонну — 301 млрд рублей

Стекло: 3000 рублей за тонну — 9 млрд рублей

Металл: 20 000 рублей за тонну — 14 млрд рублей

Цветной металл: 95 000 рублей за тонну — 29 млрд рублей

ИТОГО: около 514 млрд рублей, или $7,9 млрд в год

Таким образом, если представить, что весь мусор в стране за год примут на переработку по нынешним (далеко не самым справедливым и рыночным) ценам, то выйдет уже немаленькая сумма.

Мы понимаем, что это пока далеко от реальности. Многое зависит от технологических возможностей, которых у России нет, а некоторые нам просто не продадут, например, из-за санкций. Однако уже работают несколько отраслей переработки, где можно реально посчитать предельную экономику загрузки. Это алюминий, медь и пластик.

Рыночная цена переплавленного алюминия составляет 120 000 руб./т. Издержки: 6000-10 000 рублей за тонну алюминиевых банок. Стоимость переплавки: 15%. Шлак: 10%. После всех вычетов получается 93 500 рублей прибыли с каждой тонны. По нашим подсчетам, исходя из абсолютного максимума возможностей по переработке алюминия в России, можно выручить более 31 млрд рублей.

Рыночная цена переплавленной меди составляет 410 000 руб./т. Расходы на сбор: 25 000-45 000 руб./т. Стоимость переплавки: 15%. Шлак: 5%. После всех вычетов получается 332 500 рублей прибыли с каждой тонны. Итого, исходя из абсолютного максимума возможностей по переработке меди в России, можно выручить около 19 млрд рублей.

И, наконец, пластик. Примерно 11-12 млн т пластика в год перерабатываются в гранулы по 45 000 рублей за тонну. Получается более 521 млрд рублей.

Таким образом, только по трем полезным фракциям из российского мусора можно в год извлечь более 570 млрд рублей. Для сравнения: чистая прибыль «Газпрома» в 2018 году составила 933 млрд рублей. Можно сказать, что каждый год мы закапываем в землю сумму, вполне сопоставимую с заработком государственного гиганта.

Читать еще:  Как заработать на шитье

Не мешайте делать деньги

Конечно, исходить нужно из предположения о тотальной загрузке переработчиков всем российским мусором. При этом во многих других странах именно так и выстроена система: мусор сортируется до последней фракции. То, из чего можно извлечь деньги, обязательно пойдет в оборот. Тем более что даже по российским меркам речь идет о больших суммах. Не все ресурсники заинтересованы в работе с пунктами приема, но если выстроить систему сортировки и задать нужные стимулы, появится экономика, а игроки от бизнеса сами придут, если увидят объем и прибыль.

Иными словами, необходимо развернуть вектор современной «мусорной реформы» на 180 градусов. А именно переосмыслить ее философию: мусор — это не катастрофа. Это источник денег.

Можно ли сделать эту историю на 100% государственной? Можно. Для этого реализовать ее должны очень серьезные профессионалы. Однако все равно это не будет так эффективно, как если бы ей занялись частники. Прежде всего потому, что сама суть существования государства не в зарабатывании денег, а в оказании услуг населению, в создании необходимых условий для ведения бизнеса, в помощи, в том числе и финансовой, тем предпринимателям, которые рискнут взяться за эту отрасль. Проводя «мусорную реформу» в нынешнем виде, мы рискуем получить новые социальные протесты. Теперь к демонстрациям против создания полигонов добавятся недовольные размерами платежа за строчку «вывоз мусора», хотя по факту ничего не поменяется. Стихийный протест — единственная форма активности, которую власти замечают.

Бизнес все сделает сам. Бизнесу не нужно мешать. Необходимо лишь оптимизировать налоговую систему для этой отрасли, вплоть до ввода «налоговых каникул» и выделения целевых, контролируемых субсидий. Государство же в итоге получит все свои налоги, а также рабочие места и социальное спокойствие на почве экологической безопасности.

Но самое главное — это постепенное движение к сортировке. Необходимо воспитывать правильное отношение к мусору у населения. И когда придут технологии, появится рынок и бизнес, страна будет готова решить экологический вопрос. Просто потому, что это будет выгодно.

На мусоре можно неплохо заработать

Статья впервые была опубликована в приложении к газете «Ведомости» – «Справочнике карьериста 2019/2020», вышедшем в сентябре 2019 г.

«Собирать мусор не так модно, как заниматься блокчейном, но намного полезнее для окружающей среды», – говорит 23-летний выпускник МФТИ Никита Никиш- кин. В июле 2018 г. он вместе с однокурсником Алексеем Хацкевичем запустил приложение «Убиратор». Онлайн-платформа, похожая на Uber, сводит «генераторов мусора» (магазины, склады, офисные центры и проч.) с мелкими сборщиками макулатуры. Небольшим компаниям нужно каждый день избавляться от макулатуры, но заказывать грузовую машину слишком дорого, поэтому они ищут частных водителей. В Москве тысячи водителей зарабатывают на жизнь сбором макулатуры, говорит Никишкин. Они собирают по магазинам и кафе ненужные коробки, бумагу и картон, а затем продают макулатуру в пункты приема по 6000–8000 руб. за 1 т. «Убиратор» помогает автоматизировать процесс. Компания в онлайновом режиме заказывает вывоз макулатуры на конкретное время. Сборщик принимает заказ, забирает вторсырье, а затем отвозит в пункт приема. Меньше чем за год к сервису подключилось 30 компаний со 160 точками сбора мусора и 45 водителей. Сервис берет комиссионные в 25% стоимости проданного сырья в среднем.

Сейчас «Убиратор» сдает по 250 т макулатуры в пункты приема отходов каждый месяц, говорит Никишкин. Оборот компании за 10 месяцев существования составил 5,5 млн руб.

Спец по мусору

У Никишкина богатый опыт в сфере раздельного сбора отходов. Еще на первом курсе он организовал сбор макулатуры и пластмассовых бутылок в МФТИ. Студенты установили в Долгопрудном 100 контейнеров для пластика, купили грузовую машину для сбора отходов, арендовали склад для хранения мусора и приобрели пресс – деньги собирали на краудфандинговых платформах, выигрывали гранты и получали частные пожертвования от компаний и предпринимателей. За семь лет проект «Чистое дело» привлек около 2,5 млн руб., говорит Никишкин. А в 2017 г. он запустил уже всероссийскую акцию «Добрая школа» по сбору макулатуры в школах – проект работает в 66 городах страны.

Проекты вышли на самоокупаемость, но не приносили прибыли. А Никишкин мечтал о прибыльном бизнесе. Еще когда он организовал «Добрую школу», ему приходилось постоянно искать водителей, которые будут забирать макулатуру из школ. Так появилась идея создать агрегатор сборщиков макулатуры.

Практически сразу же после запуска «Убиратор» получил конвертируемый заем в $100 000 от венчурного фонда TealTech Capital. Никишкин на встрече менторов МФТИ познакомился с инвестиционным директором фонда Ильей Кобяковым. Кобякову идея понравилась. В России множество приложений для поиска таксистов, разнорабочих и курьеров, но агрегатора сборщиков мусора еще не было, говорит Кобяков.

Груды макулатуры

По закону компании не имеют права выбрасывать в мусорные контейнеры или вывозить на полигоны макулатуру, шины, пластмассовую упаковку и металлолом – вторсырье нужно сдавать на переработку. В июле 2017 г. правительство составило список более чем из 100 видов отходов, запрещенных к захоронению. Компания должна вести учет, какой объем отходов

у нее образуется и куда сдается вторсырье, поясняет руководитель ассоциации «Раздельный сбор» Татьяна Нагорская. Но так поступают немногие: в России ежегодно образуется около 12 млн т макулатуры и только 27% идет на переработку, остальное вывозится на полигоны, по данным исследования Высшей школы экономики.

Большинству компаний накладно сдавать вторсырье на переработку. Сервисные компании готовы вывозить отходы только большими партиями – от 300 кг, рассказывает Никишкин. Однако есть множество мелких магазинов и кафе, у которых в день накапливается лишь 30–50 кг картона, а склада для хранения отходов нет. И большинство торговых точек просто выбрасывают макулатуру на помойку. Другие продают или вовсе отдают бесплатно картон и бумагу местным дворникам и частным сборщикам, отмечает Никишкин.

Сбором макулатуры заняты тысячи москвичей на собственных или арендованных машинах, знает менеджер пункта приема вторсырья «Вторим» Александр Кучумов. «Вторим» принимает по 30–50 т вторсырья в месяц от 1200 клиентов, около половины – частные сборщики. С января 2019 г. физлица не должны платить НДФЛ от продажи макулатуры, поэтому сбор вторсырья стал еще выгоднее, говорит Кучумов.

Но, связываясь с частниками, компании рискуют. Местные власти стали чаще проверять документы об утилизации отходов. Нарушителям грозят штрафы до 250 000 руб. либо приостановка деятельности до 90 дней, предупреждает старший юрист «ФБК Legal» Елизавета Капустина.

Читать еще:  Заработок на переводах

Дворник — не конкурент

Никишкин придумал, как решить проблему утилизации небольших партий отходов – от 35 кг. Сервис заключает с магазином договор на вывоз сырья, который можно предъявить контролирующим органам. А частные сборщики, подключенные к «Убиратору», объезжают сразу несколько разных клиентов и забирают макулатуру. Первый клиент у «Убиратора» появился летом 2018 г., сразу после запуска, – сеть «Вкусвилл».

Работники магазинов «Вкусвилл» всегда отдавали картон бесплатно местным дворникам, но контролирующие органы стали требовать от магазинов документы об утилизации отходов, рассказывает Людмила Купряшкина, помощник территориального управляющего сети. В августе сеть заключила с «Убиратором» договор на вывоз отходов из магазина на Абрамцевской улице, а затем стала подключать и другие точки. Сотрудники магазинов сопротивлялись: они боялись, что водители «Убиратора» станут опаздывать и магазин весь день будет завален коробками, вспоминает Купряшкина. Сейчас «Убиратором» пользуется 120 магазинов «Вкусвилл» в Москве, Твери и Санкт-Петербурге. За полгода, по словам Купряшкиной, водители «Убиратора» вывезли из точек около 410 т картона, пластиковых коробов, упаковочной пленки и макулатуры.

Дрессировщик водителей

«Сборщики похожи на бомбил. Когда-то их было очень много, но потом появились агрегаторы такси, и бомбилы пропали», – рассказывает Никишкин. Он искал сборщиков в соцсетях и на сайтах по поиску работы – обещал им, что сервис обеспечит постоянный поток заказов и стабильный ежедневный заработок. Сначала в сервисе зарегистрировалось три водителя, но вскоре сборщики стали рассказывать о приложении друг другу – сейчас к приложению «Убиратор» подключено 45 водителей.

31-летний Марат Мурзаев несколько лет трудился грузчиком и таксистом, но два года назад по совету брата занялся макулатурой. Мурзаев разъезжал на личном автомобиле и забирал коробки и картон у дворников, магазинов и ресторанов. Среди сборщиков жесткая конкуренция – водители бьются за каждую точку, рассказывает Мурзаев. Иногда заказов не было по нескольку дней подряд. В лучшие дни Мурзаев зарабатывал на перепродаже отходов по 3000–4000 руб. за 12-часовую смену. И полгода назад тот же брат посоветовал Мурзаеву скачать приложение «Убиратора», мол, тогда заказы будут регулярными.

Водитель при регистрации в «Убираторе» указывает паспортные данные, номер и марку автомобиля, а также номер банковской карты. Исполнитель принимает заказ и видит на карте маршрут из 4–5 точек, где нужно забрать отходы, а затем водитель везет макулатуру в ближайший пункт приема. Маршруты для водителей составляют восемь специалистов по логистике «Убиратора», говорит Никишкин.

Сборщики – неорганизованные люди, их нужно дрессировать, шутит Никишкин. Магазины обычно хотят, чтобы машина приехала за мусором в течение нескольких часов. Но водители часто опаздывали или вовсе не приезжали на заказ – попадали в пробку, выключали телефон либо просто забывали выехать. Сначала менеджеры «Убиратора» звонили водителям за несколько часов до заказа, а сейчас водитель нажимает кнопку «Выехать на заказ» в приложении. Если водитель все равно не приезжает за мусором, сервис блокирует его учетную запись на месяц. Водители, которые работают без нареканий, получают дополнительное вознаграждение, говорит Никишкин.

Проблемы роста

Никишкин мечтает, что в 2020 г. водители «Убиратора» будут объезжать по 1300 точек в день, выручка компании составит более 400 млн руб. и наконец появится чистая прибыль. Нынешних 30 клиентов явно недостаточно: «Убиратор» убыточен и снова ищет инвесторов. Чтобы привлекать новых клиентов, сервис расширяет ассортимент принимаемого мусора. Теперь водители забирают у магазинов не только макулатуру, но и полиэтиленовую пленку, строительные отходы и деревянные поддоны. А вскоре Никишкин начнет принимать заказы на вывоз металлолома и пищевых отходов. Мелкие магазины отдают мусор бесплатно, но крупным клиентам, которые сдают от 200 кг макулатуры, «Убиратор» стал платить по 3–5 руб. за 1 кг.

Львиную долю денег TealTech стартап потратил на разработку – нанял шесть программистов для доработки приложения, рассказывает Никишкин. Сейчас магазины могут заказать вывоз мусора только в мессенджере или по телефону. Сотрудник точки, как правило, не может определить точный вес макулатуры, а «Убиратор» хочет прогнозировать ежедневные объемы мусора. Планируется автоматизировать подбор маршрута для водителей.

Тем временем у «Убиратора» стали появляться последователи – сервисы «Чисто-чисто», «Реактор» и проч. Стартап «Реактор» (корпоративный проект «Сибура») был запущен в январе 2019 г., за четыре месяца он выполнил 500 заказов и собрал 54 т вторсырья, рассказал гендиректор стартапа Максим Ремчуков (и директор «Сибура» по устойчивому развитию).

«Убиратор» оценивает российский рынок промышленных и бытовых отходов в $10 млрд и надеется за пять лет занять 0,7% этого рынка. Рост создаст «Убиратору» проблемы, предупреждает основатель портала YouDo Денис Кутергин. Армию водителей-фрилансеров нужно контролировать, чтобы они не воровали макулатуру. Соблазн высок – водители получают мусор от магазинов бесплатно. Сейчас пункты приема переводят деньги за макулатуру на расчетный счет ООО «Убиратор», а тот, в свою очередь, перечисляет деньги на банковскую карту водителя. Как только число получателей денег сильно вырастет, сервис привлечет внимание контролирующих органов, предупреждает Кутергин. Он рекомендует подключать к сервису только самозанятых водителей, которые будут платить налог на профессиональный доход. Это сузит аудиторию, но желающие все равно найдутся: в России миллионы людей хотят подзаработать, а хороших сервисов очень мало, считает Кутергин.

Бизнес не мотивирован зарабатывать на мусоре. Это можно исправить

Член генерального совета «Деловой России», бизнес-посол в Си.

Михаил Замарин, член генерального совета «Деловой России», бизнес-посол в Сингапуре, рассказывает, почему «мусорную» реформу пока нельзя считать состоявшейся и что можно изменить, доработав бизнес-схему региональных операторов.

Шагающая по России мусорная реформа громко и активно критикуется, часто по делу, но в целом, на мой взгляд, необоснованно и преждевременно.

Не прошло и года с того момента, как вступили в силу поправки в законы и была запущена абсолютно новая система сбора, сортировки и утилизации твердых коммунальных отходов. Далеко не везде власти, бизнес и население были к этому готовы. Отсюда неразбериха с тарифами, нехватка техники или организационные промахи. Я бы сказал, что все это пока что явления локальные и быстро исправимые. Куда важнее на сегодняшний день определиться с вектором большой реформы.

Мы движемся с переменной скоростью, набивая шишки и получая горький опыт, но куда?

Вроде бы цели определены: к 2024 году государство хотело бы утилизировать 36% ТКО против нынешних 4%. Можно больше, но, похоже, и эта цифра кажется нашему рынку завышенной. В проекте — строительство десятков мусоросжигательных и мусороперерабатывающих заводов, в основном на средства частных и компаний и госкорпораций. И не сказать, что мы знаем много удачных технологичных примеров, — пока чаще открываются новые современные полигоны. Это, к слову, отличные новости. Мы еще долго будем обречены закапывать мусор в землю и уж лучше делать это по инновационным безвредным технологиям.

Читать еще:  Заработок на просмотре коротких видео

Но что там с сортировкой и переработкой? Как мотивировать бизнес зарабатывать на мусоре?

Низкие доходы, высокие риски: как работают региональные «мусорные» операторы

Давайте сначала определимся с базовыми понятиями. С 1 января 2019 года в России появились региональные операторы, которые отвечают перед субъектами за всю цепочку работы с отходами. Они могут иметь на своем балансе и логистику, и сортировку, и переработку. А могут лишь часть перечисленного, а недостающее законтрактовать с другими частными игроками. Главное – соответствовать условиям территориальной схемы обращения ТКО.

В одном регионе может быть несколько операторов. А всего с начала года долгосрочные контракты заключили уже более чем с 200 компаниями. И тут оказалось, что у «мусорного» бизнеса возникли проблемы.

На волне критики реформы появилась легенда о том, что все пертурбации на рынке затеяны ради нескольких крупных игроков, которые будут зарабатывать на мусоре, используя монопольное доминирование. Но закон «Об отходах производства и потребления» установил чрезвычайно жесткие условия для операторов. Их единственный источник дохода – тариф, который взимается с населения. В каждом регионе он свой. При этом Региональная служба по тарифам оценивает его справедливость и вполне может понизить, если увидит несправедливое начисление.

Но и это еще не все. Законом установлена предельная планка рентабельности мусорного оператора – всего 5%. В противном случае тарифные поступления уменьшаются. Таковы исходные данные. С чем столкнулись операторы на деле?

Прежде всего, с серьезными неплатежами со стороны населения и частных компаний. В квитанциях платеж за вывоз отходов был «изъят» из общей услуги ЖКХ и вынесен отдельной строкой. Люди возмутились, многие не успели заметить изменений, решили подождать или отложить платеж на потом. Бизнес же пошел на разные хитрости, чтобы избежать платежей, а иногда и просто отказывался заключать договор с оператором – ответственность за это невеликая. В конце весны сообщалось, что объем неплатежей составляет более 50%. А гендиректор «Российского экологического оператора» (РЭО) Денис Буцаев заявил, что у 90% компаний, занимающихся мусором, образовался существенный кассовый разрыв.

Бизнес мусорных операторов изначально был определен как низкорентабельный, а теперь еще получил статус высокорискованного. Появилась угроза массовых банкротств, если ситуацию с неплатежами не удастся выправить. Возможно, тут дело привычки и надо подождать. Но мы все же о другом – о том, что там предполагалось получить в конце мусорной реформы.

Что не так с регулированием

Предполагалось, что в тарифе для операторов будет зашита и инвестиционная составляющая, то есть за счет получаемых от населения денег бизнес сможет отбить вложения в технологии по сортировке и обработке мусора. И вот пока мы видим первую пробоину идеи: денег не хватает даже на то, чтобы покрыть операционные расходы.

Но мотивации к углубленной переработке у компаний нет и без этой проблемы. Все дело в регулировании.

Как я уже упоминал, рентабельность операторов ограничена постановлением правительства РФ № 484 «О ценообразовании в области обращения с твердыми коммунальными отходами» и не должна превышать 5% от суммы тарифа. Если оператор начинает зарабатывать на переработке больше обозначенного уровня, тарифные поступления снижаются ровно на эту разницу. И вот вам выбор: получать гарантированный стабильный поток денег с населения (пусть даже с перебоями) или организовывать бизнесы по переработке, искать рынки сбыта, рисковать прибылью? Ответ, я думаю, понятен.

Да, оператор не обязан сам строить бизнес по переработке, а может заключить договор со сторонней компанией. Но он получит сверхдоход от продажи самого мусора, который будет изъят из тарифа. Ему будет неинтересно заниматься сортировкой – какая разница 20% или 60%? Таким образом, не вырастет объем мусора, который будет интересен переработчикам, а значит не появится рынок.

Более того, и сейчас есть такие примеры, скорее оператор будет занижать свою прибыль в «белой» отчетности, чтобы заполнять «серый» рынок сбыта. Но импульс для отрасли от этого невелик.

Остаются шероховатости и в концессионном процессе. Скажем, регионы не всегда охотно согласуют соглашения, в которых есть большие капексы — разовые траты на строительство инфраструктуры, например, мусороперерабатывающего завода. Точнее, не каждый регион может гарантировать перед банком большой заем, который требуется для возведения объекта. В таком случае бизнес раздумывает, как снизить предполагаемые затраты.

Зачастую ради этого приходится жертвовать показателем прибыльности на вложенные инвестиции, отсекая от производства часть перспективных процессов – ту самую глубокую сортировку или обработку мусора. И вообще, полигоны в десятки раз дешевле заводов, а потому быстрее проходят все концессионные согласования.

Как мотивировать рынок

Итак, что бы я предложил для мотивации рынка по части глубокой переработки мусора? Я думаю, мы находимся на старте большого длительного процесса и в ближайшее время увидим важные законодательные инициативы. Я бы подумал о следующих пунктах:

    Было бы неплохо изменить бизнес-схему региональных операторов. Они не могут зависеть напрямую от тарифов населения. Даже если повысить собираемость платежей, система никогда не сможет гарантировать стабильных предсказуемых поступлений, а значит, не позволит выстроить перспективный инвестиционный процесс. Мы получим не только банкротства, но и нежелание создавать новую инфраструктуру.

Необходимо переработать закон в части определения предельной рентабельности мусорного оператора. Он должен быть заинтересован сортировать и отправлять на переработку как можно больше мусора. Если уж мы отказываемся от «зеленых» дотаций, то давайте оставим хотя бы рыночные рычаги для мотивации игроков.

Вопросы, возникающие в рамках концессий, также легко решаемы. Например, к задаче гарантий можно подключать не только регионы, но и Министерство промышленности или Фонд развития промышленности. Также есть надежды на то, что вопросы финансовых гарантий при возведении «мусорной» инфраструктуры будут учтены при разработке национального проекта «Экология».

Фото на обложке: Africa Studio / Shutterstock.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector