Sevdresscode.ru

Финансы и бизнес
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как отказаться от франшизы

«Билайн» может отказаться от салонов связи

«Вымпелком» (работает под брендом «Билайн») может отказаться от владения розницей и передать ее всю франчайзинговым партнерам. Об этом «Ведомостям» рассказали два человека, знакомых с менеджментом компании и ее материнского холдинга Veon. Знает об этом и менеджер компании – партнера «Вымпелкома».

Рассматривается и сценарий, при котором часть салонов будет закрыта, часть – передана франчайзи, уточняет один из собеседников «Ведомостей». Он и другие собеседники подчеркивают, что окончательного решения пока не принято.

В начале апреля новым гендиректором «Вымпелкома» стал Александр Торбахов. Он сейчас рассматривает разные стратегии развития розницы, утверждает еще один человек, близкий к оператору.

В 2019 г. «Вымпелком» запустил программу повышения эффективности розницы – неэффективные салоны действительно закрываются, говорит представительница оператора Анна Айбашева: весь рынок осознал вред избыточного количества собственных точек продаж, все операторы начали сокращать его. Оператор активно переводит продажи в интернет, продолжает Айбашева, сейчас идет поиск оптимального соотношения собственных салонов и франшизы. Возможность передачи всей розницы франчайзи она комментировать не стала.

Государство хочет получить долю в СП сотовых операторов для запуска 5G

На конец 2019 г. у оператора было более 4600 магазинов вместе с франшизой (количество партнерских салонов компания не раскрывает).

Без собственной розничной сети сейчас продает услуги и обслуживает клиентов Tele2. Исторически вся розница Tele2 работает по франшизе, но оператор покрывает затраты на ремонт и аренду салонов, производит закупку торгового оборудования и обучает сотрудников, перечисляет представительница компании Дарья Колесникова: сейчас у Tele2 3360 торговых точек по всей России. За год их количество не изменилось, но увеличилась доля салонов связи, рассказывает она. Другой розничный формат Tele2 – меньшие по размерам торговые модули.

Операторский сотовый ритейл всегда был убыточен, отмечает гендиректор Telecom Daily Денис Кусков: в последние годы его основной задачей было взаимодействие с абонентами, поддержание лояльности и удержание клиентов. Сейчас – и это особенно ярко проявилось во время эпидемии – ритейл становится для операторов обузой: число их салонов в обозримой перспективе сократится на 20–25%, считает Кусков. Желание перевести розницу на франшизу в сложившейся ситуации вполне оправданно, считает он, для этого надо правильно наладить взаимодействие с партнерами.

В 2019 г. убытки розничной сети «Вымпелкома» выросли более чем на 1,4 млрд руб., стоимость ее содержания была больше, чем выручка от ее деятельности, на 430 млн руб., делится сведениями гендиректор «Infoline-аналитики» Михаил Бурмистров. Передача собственных салонов на франшизу позволит существенно сократить расходы, считает эксперт, – это особенно актуально в свете увеличения убытков из-за закрытия салонов связи в ходе противоэпидемических мероприятий. Передать все салоны франчайзинговым партнерам будет крайне сложно – интерес вызывают в первую очередь рентабельные объекты в местах с большим трафиком и, вероятнее всего, часть салонов придется закрыть, прогнозирует Бурмистров, это негативно скажется на доле рынка и динамике количества подключений новых абонентов.

Бурмистров считает, что за время самоизоляции покупатели привыкнут к онлайн-сервису и после снятия ограничений количество убыточных салонов существенно увеличится. Поэтому все операторы будут вынуждены активнее закрывать салоны.

Перевод розницы на франшизу снизит долговую нагрузку «Вымпелкома» – уйдут арендные платежи, хотя уйдет и часть выручки, объясняет аналитик Райффайзенбанка Сергей Либин, но на финансовых результатах оператора это не сильно скажется.

В 2019 г. МТС сократила розничную сеть на 300 салонов, а в 2020 г. могла закрыть еще около 400, сообщила журналистам вице-президент МТС по продажам и обслуживанию Инесса Галактионова, комментируя финансовые результаты за 2019 г.

Из-за эпидемии коронавируса «Мегафон» может закрыть около 200 магазинов, передал «Ведомостям» через пресс-службу гендиректор «Мегафон ритейла» Андрей Левыкин: из-за резкого падения трафика в магазинах, а в некоторых регионах – из-за их временного закрытия оператор ведет переговоры о снижении арендных ставок. Если не удастся прийти к общему пониманию ситуации с арендодателями, может закрыться больше салонов: платить за неработающий магазин полную сумму аренды бессмысленно, заявил Левыкин.

После эпидемии COVID-19 Tele2 не планирует сокращать количество точек, но ведет переговоры о пересмотре условий аренды помещений под салоны, рассказывает Колесникова. Сейчас онлайн-продажи стремительно растут – соответственно, офлайновые точки не могут сдаваться по докризисным расценкам, уверена она.

Представители Veon не ответили на запрос «Ведомостей».

FAQ: как открыть франшизу (и закрыть, если что-то пошло не так)

По данным Российской Ассоциации Франчайзинга, в 2016 году в России было 55 тыс. компаний, работающих по 1,3 тыс. франшиз, — и их число растет на 15-25% ежегодно. Чуть больше трети — иностранные: на фоне внешнеполитической напряженности многие западные компании решают развиваться в России именно по франчайзинговой модели, чтобы снизить риски и не учреждать в стране полноценное представительство. Средняя рентабельность инвестиций во франчайзинге за первые 10 лет вдвое больше, чем у независимых предприятий, — ведь предприниматель, работающий по франшизе, может рассчитывать на помощь головной компании в составлении бизнес-плана, операционной деятельности и в оценке рисков. Да, риски тоже есть: как вычислить франчайзера, который не собирается играть «вдолгую», не нарваться на недобросовестную конкуренцию и не оказаться в кабале у единственного поставщика, разбирались Inc. и банк «Точка» вместе с продавцами и покупателями нескольких франшиз на российском рынке.

Зачем вообще работать по франшизе?

Покупка франшизы позволяет предпринимателю снизить риски за счет компетенций, уже наработанных головной компанией: последняя помогает с бизнес-планом, оказывает поддержку на этапе открытия бизнеса, осуществляет контроль качества, помогает оптимизировать бизнес уже после запуска, может проводить централизованные закупки и рекламные кампании. С другой стороны, франшиза накладывает на деятельность франчайзи некоторые ограничения.

Например, сеть кафе быстрого обслуживания Subway оказывает помощь с оценкой модели бизнеса, поиском помещения, продвижением, обучением персонала, рассказывает франчайзи Вера Ершова. С другой стороны, в первой открытой ею точке на АЗС предпринимательница хотела бы продавать сигареты, о которых все время спрашивают клиенты, но головная компания такую деятельность своим франчайзи не разрешает.

Какую сферу выбрать?

Франчайзи, опрошенные Inc., запускали бизнес в областях, к которым так или иначе имели отношение. Например, Вера Ершова (франчайзи Subway) — журналист, писала про ресторанный бизнес. Франчайзи HotWiFi (гостевой WiFi с маркетинговыми возможностями) Николай Ярославцев рассказывает, что его фирма была эксклюзивным представителем компании в трех городах. Франчайзи детской футбольной школы «Чемпионика» в Реутове Екатерина Цветкова занялась бизнесом после рождения второго ребенка, а франчайзи «Чемпионики» в Оренбурге Константин Баринов в детстве сам занимался футболом.

Мало быть в теме — важно убедиться, что на нее есть спрос: изучить рынок и конкурентов, понять, есть ли подходящее помещение, оценить инфраструктуру. Например, в HotWiFi можно даже попробовать сделать пробные продажи: прийти в кафе или ресторан, предложить им услугу гостевого интернета, — и только убедившись, что спрос на нее есть, обращаться в компанию по поводу франшизы.

Где искать варианты?

Предложения франчайзеров агрегируются на специализированных ресурсах — таких как БИБОСС, Франшиза.ру, ФРАНШИЗА Инфо; можно искать их в каталоге Российской ассоциации франчайзинга. Кроме того, франчайзеры участвуют в специализированных выставках и размещают контекстную и таргетированную рекламу.

Например, Екатерина Цветкова (франчайзи «Чемпионики»), решив открыть бизнес по франшизе, в 2015 году съездила на выставку BuyBrand, где можно было познакомиться с самими брендами и пообщаться с другими потенциальными франчайзи. Варианты изучала около полугода; у «Чемпионики» тогда было всего 5 франчайзи — Цветкова попросила контакты одного из них, позвонила, задала вопросы и через три месяца подписала с компанией договор. Основатель HotWiFi Дмитрий Степаненко говорит, что чаще всего франчайзи приходят к ним по рекомендациям и из-за публикаций в СМИ; иногда франчайзи-партнерами становятся клиенты.

Как выбирать? На что смотреть?

Даже у одного бренда могут быть разные франчайзинг-решения — в зависимости от бюджета на запуск и целей франчайзи. Так, у HotWiFi есть три типа франшизы: можно работать под своим брендом (такие франчайзи не готовы подписаться под KPI, но хотят продавать продукт компании дополнительно к собственным), под брендом HotWifi (тут франчайзи должен придерживаться ценовой политики головной компании и выполнять KPI по продажам) или вообще купить мастер-франшизу и самостоятельно выстраивать сеть франчайзи на заданной территории (страны или округа) — по их продаже тоже есть целевые показатели. Франчайзи, открывающий детскую спортивную секцию сети «Чемпионика», может арендовать часы в спортивном зале и проводить там занятия по методике сети и под ее брендом — или открыть полноценную школу, в которой можно проводить дополнительные виды занятий, продавать спортивную форму и другие сопутствующие товары.

Читать еще:  Сабвей франшиза стоимость

Поддержка от франчайзера

Региональный менеджер по франчайзингу и развитию бизнеса Subway в Москве и Московской области Дмитрий Чуйко советует уже на начальном этапе разобраться с системой поддержки, которую обеспечивает франчайзер: «Обычно под ней понимают контроль со стороны франчайзера, который регулярно посещает точки продаж, если это рестораны или сфера услуг, проверяет соответствие стандартам головной компании, проводит тренинги для персонала, совместно с франчайзи анализирует доходность, подсказывает, где можно бизнес оптимизировать». «Успех франшизы зависит от того, насколько детально все описано, насколько четко франчайзи и франчайзер понимают, зачем они друг другу нужны», — соглашается Дмитрий Степаненко (HotWiFi). Своим франчайзи он на три месяца выделяет команду, которая помогает найти и обучить персонал, проконсультировать первых клиентов, достичь целевых метрик, продает оборудование по льготным ценам.

Наконец, франчайзеры, как правило, обеспечивают франчайзи рекламными материалами (за это последние делают отчисления в региональный или головной рекламный фонд) — но строго следят за тем, чтобы те следовали брендбуку или, по крайней мере, согласовывали с головной компанией все макеты.

Как дела у других франчайзи

Важно иметь возможность пообщаться с уже работающими франчайзи. Константин Баринов (франчайзи «Чемпионики») рассказывает, что управляющая компания рекомендовала ему пообщаться с «соседями» по региону, у которых дела шли не очень хорошо, — и это впоследствии уберегло его от аналогичных ошибок (у них было маленькое помещение, из-за чего не удалось сформировать полноценные группы).

Франшиза выбрана! Как понять, что это не мошенничество?

Франшизу можно и нужно «пробить по базам». Например, по базе ФИПС можно проверить, кому принадлежит торговая марка, если знать ее номер (можно напрямую запросить его у франчайзера), — там же публикуется информация о том, регистрирует ли компания договоры коммерческой концессии (о них ниже). Можно воспользоваться базами данных судов, чтобы выяснить, были ли у продавца франшизы разбирательства с франчайзи и в связи с чем. По словам Дмитрия Чуйко (Subway), хорошо, если компания входит в Российскую ассоциацию франчайзинга или каталог Корпорации малого и среднего бизнеса. Рейтинги франшиз можно найти в деловых СМИ и на отраслевых порталах. Например, БИБОСС при составлении своего рейтинга проверяет анкеты франчайзеров по данным реестров Роспатента, а также карт Google, Яндекс, 2ГИС.

Чуйко также советует запросить историю открытий и закрытий франшиз компании за 1-2 года (а лучше — за 3-5 лет), в зависимости от того, сколько компания вообще существует. «Когда один партнер открывает второе, третье, четвертое предприятие — это главный показатель качества франшизы», — подтверждает член экспертной комиссии рейтинга БИБОСС Искандер Гиниятуллин. «Сколько лет компания на рынке, какой у нее штат, большой ли офис и группа поддержки, какая организационная структура. Сколько лет работает программа франчайзинга, насколько прописаны процессы — от брендбука до регламентов и руководства по ведению бизнеса. У добросовестного франчайзера все это должно быть максимально детализировано», — перечисляет Чуйко.

В некоторых случаях выдать недобросовестного франчайзера может соотношение паушального взноса и срока договора, говорит Чуйко: если паушальный взнос очень высокий, а договор при этом подписывается на короткий срок, это может означать, что франчайзер настроен продать как можно больше франшиз и заработать на них здесь и сейчас, а дальнейшая судьба покупателей его не интересует. Впрочем, отмечает Дмитрий Степаненко (HotWiFi), сам по себе высокий паушальный взнос не обязательно означает, что нужно насторожиться: «Когда у нас он был низким, мы меньше давали франчайзи на старте, потому что экономика не сходилась». А CEO «Чемпионики» Руслан Баширов добавляет, что франшизы дешевле на старте, когда выше риски.

Подождите, какой взнос? Как вообще устроены платежи?

Франшиза в общем случае предполагает два вида платежей — паушальный взнос (плата за франшизу), который выплачивается единовременно, и роялти, которые выплачиваются периодически и могут быть привязаны к обороту. Иногда роялти в прямом виде в договор не включены — например, если при открытии розничного магазина франчайзи просто обязуется закупать товар у франчайзера.

Конкретный набор платежей каждый франчайзер определяет сам, и зависят они, в том числе, от типа франшизы. Так, владельцы мастер-франшиз (региональных сетей франшиз) могут не платить роялти, зато паушальный взнос у них выше, чем у обычных франчайзи. Некоторые франчайзи делают отчисления в федеральный или локальный рекламный фонд (взамен получают готовые рекламные материалы). Отсутствие платежей в договоре — повод признать сделку недействительной.

Сколько нужно денег и где их взять?

Начальные вложения и операционные расходы зависят от того, какой именно бизнес вы открываете, — все рассчитать поможет франчайзер. Он же может выступить в качестве инвестора, но такие случаи достаточно редки, говорит Руслан Баширов («Чемпионика»): все-таки суть франшизы — расширение географии бизнеса и открытие новых точек за счет привлечения предпринимателей, готовых вложиться самостоятельно.

«У нас инвестиции составляют 4-6 млн рублей, окупаемость — 1,5-2 года. Паушальный взнос — $7,5 тыс. за первую франшизу, роялти — 8% от оборота», — рассказывает Дмитрий Чуйко. Первое кафе франчайзи Вера Ершова открыла три года назад, оно еще не окупилось, — там были высокие вложения в ремонт помещения на АЗС. Второй окупится быстрее, надеется она.

Стоимость запуска зависит от выбранной модели франшизы: если вы арендуете где-то зал на определенные часы, можно уложиться и в 200 тыс. рублей, говорит Руслан Баширов, для открытия школы понадобится до 3-4 млн; в первом случае бизнес окупается за 3 месяца, во втором — за год и более. Паушальный взнос — от 180 тыс. рублей до 580 тыс. рублей — зависит от города («Чемпионика» отталкивается от данных о покупательской способности). Роялти составляют от 8 тыс. рублей до 20 тыс. рублей в месяц (за 200 тыс. населения – так формулируется ограничение по территории).

У HotWiFi паушальный взнос зависит от типа франшизы (мастер-франшиза — 7 млн рублей, франшиза под брендом компании — 1,5 млн рублей), при этом франчайзи продают продукт по ежемесячным, квартальным и годовым тарифам, а головной компании платят роялти раз в месяц — от 300 рублей до 750 рублей за точку, которая использует софт (чем точек больше, тем ниже размер роялти с каждой из них). Роялти для мастер-франшиз ниже, так как их владельцы также заняты продажей обычных франшиз. По словам CEO компании, срок окупаемости вложений — от нескольких месяцев до года, в зависимости от типа франшизы.

82% франчайзеров боятся, что франчайзи откроют свою компанию-конкурента

Эта статья призвана помочь владельцам франшиз защитить проданные франшизы от закрытия. Содержит методы защиты и комментарии экспертов франчайзингового рынка России. Для понимания масштаба проблемы российского бизнеса будет полезна предпринимателям, желающим развивать бизнес по модели франшизы.

Франчайзеры боятся своих франчайзи. Продать бренд — это значит продать свои тайны. Продать свой опыт и коммерческие секреты. По договору франчайзи получает весь пакет документов: от логотипа до бизнес-модели. Как франчайзи будет использовать эту информацию зависит только от него. После нескольких лет работы по франшизе, одни франчайзи останутся, другие не справятся и выйдут из бизнеса, третьи откроют по вашей модели свою компанию. Риск вырастить себе конкурента неизбежен.

Оценить опасность мы попросили владельцев образовательных франшиз, чаще всех встречающихся в каталогах: языковых школ, школ скорочтения и развивающих центров. В телефонном опросе приняли участие 56 владельцев франшиз.

Методы защиты

Владельцы франшиз продумывают механизмы удержания франчайзи уже на старте франчайзинговой программы. Есть несколько способов: составить жёсткий договор, получить патент, выдавать франчайзи материалы на бумажном носителе, хранить данные на IT-платформе. Разберем каждый из них.

Читать еще:  Бюро переводов франшиза

Договор. Большинство участников опроса стараются обезопасить себя договором. Эта стандартная практика, так делают и владельцы маленьких франшиз, и гиганты вроде МакДональдс. Например, открывая кафе МакДональдс, вы соглашаетесь не раскрывать и не использовать ноу-хау за пределами договора франшизы. В случае нарушения американская сеть фастфудов грозится отобрать право собственности на ваше предприятие. Но это МакДональдс, а мы про российский бизнес.

Российские франчайзеры советуют не возлагать все надежды на договор. Он лишь снижает риск превратить франчайзи в конкурента, но не даёт твёрдой гарантии.

Разумеется, условия договора имеют значение для сторон. Но законодатель очень поверхностно регламентирует отношения по договорам концессии.

Бумажные носители. Самый непопулярный способ. Работать оффлайн неудобно, в такой системе сотрудничества приходится вручную считать суммы и вносить корректировки. Это долго и вызывает недовольство франчайзи. Всё это ведёт к невыполнению инструкций, стандартов и ухудшению работы.

Патент. Защищает бизнес-модель от копирования, но доказывать плагиат приходится в суде. Судебная практика в этом вопросе не даёт стопроцентной гарантии. При желании франчайзи всё равно сможет использовать ваши идеи и наработки. Способы обойти закон об авторском праве есть и они работают.

IT-платформа. Для франшиз метод новый. Здесь все данные существуют в единой экосистеме. Если франчайзи решит выйти из неё, он потеряет доступ к соцсетям, сайту и клиентской базе. Рынок CRM-систем в России пока развит слабо, но если найти программу под себя, можно одновременно и помогать работе франчайзи, и жёстко её контролировать.

Наша IT-платформа Bpium.ru и конкретно решение для франшиз bpium.ru/franchising помогает владельцу франшизы контролировать франчайзи и помогать им в работе. Франчайзер видит сделки франчайзи, может передавать лиды, контролировать активности, показатели и оборот, помогает начинающим компаниям и проводит аудит работы. Франчайзи не знает как работают многие процессы и повторить всю схему работы самому будет достаточно сложно. Поэтому франчайзи станет невыгодно выходить из сети.

Мнения экспертов

Насколько в действительности велик риск вырастить себе конкурента и как этого избежать? Чтобы подвести итог, мы взяли интервью у представителей крупных компаний, которые развивают российский рынок франшиз. Мнение экспертов — избежать риска поможет система, выходить из которой франчайзи невыгодно.

Риск вырастить конкурента будет всегда. Чтобы его минимизировать, можно «привязать» франчайзи к себе. Например, самостоятельно арендовать перспективное торговое место, а потом передать его франчайзи в субаренду. Если франчайзи разорвёт контракт, ему придётся искать новую локацию. Вы же сохраните «наработанное место» для своего бренда.

Также есть практика поставки товаров и важного оборудования исключительно от франчайзера к франчайзи, со штрафами и санкциями при нарушении.

И конечно, основной договор коммерческой концессии должен предусматривать реальную ответственность франчайзи за отступления от него. Необходимо зарегистрировать договор в Роспатенте и юридически защищать свои торговые марки, знаки и технологии.

Другой важный вопрос — как сохранить лояльных клиентов при «расставании» с франчайзи. Это решается с помощью корпоративной IT-системы. Такая система хранит и обрабатывает контакты клиентов, их заявленные потребности и всю историю отношений. Франчайзи лишится этого «золотого запаса», если отключить его от общей базы.

Главное — не почивать на лаврах, постоянно модернизировать свою франшизу. Условия сотрудничества должны быть привлекательны и выгодны для франчайзи. Франчайзер должен всегда оставаться для франчайзи главной опорой: гарантом качества товара, поддержания известности бренда и лояльности клиентов. Всё это ведёт к стабильному доходу от сотрудничества.

Необходимо ещё до разработки франчайзингового пакета понимать, что риск выхода франчайзи из сети действительно высок. Важно предусмотреть возможные механизмы удержания франчайзи на старте франчайзинговой программы.

Нельзя использовать типовые договоры, важно готовить договор конкретно для своего уникального бизнеса и минимизировать возможные риски выхода партнёров из сети.

Важно постоянно развиваться и совершенствоваться самому франчайзеру. Так у франчайзи будет уверенность в перспективности сотрудничества с вами и понимание, что достигнуть такого уровня самостоятельно ему будет сложно.

Такая проблема есть. Однако решение этой проблемы находится в популярной сейчас теме «Цифровой экономики». Выходят вперёд компании, имеющие мощную IT-разработку.

В этом случае, франчайзи — элемент большой системы. Система позволяет франчайзи зарабатывать деньги, а также даёт ту необходимую предпринимательскую свободу и ощущение защищенности. Но если франчайзи покидает эту экосистему, то даже на 100% скопированная модель будет всегда проигрывать мощной фирменной франчайзинг-сети.

Хотелось бы порекомендовать владельцам бизнеса больше времени уделять построению собственного продукта и бренда. Чтобы он был мощным и сильным, независимо от того, много у вас франчайзи или нет.

Проблема, безусловно, существует. Технологии ведения бизнеса чаще всего не подпадают под так называемые «Охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации» прописанные в ГК РФ статье 1225, а типовые технологии вряд ли можно отнести к ноу-хау.

Хотелось бы порекомендовать владельцам бизнеса больше внимания обращать на сервисное обслуживание клиентов и повышать эффективность бизнеса за счёт увеличения выручки и снижения расходов. Ничего другого пока не придумали.

Франчайзи уходит, когда перестаёт чувствовать ценность от франчайзера: ежемесячную, ежедневную.

Создать крепкую сеть можно, если постоянно давать ценность своим партнёрам. Это может быть обмен опытом, советы, предоставление ценовых преимуществ. Крючков должно быть много, иначе франчайзи начнут выходить. Тут речь не только о договорах, зарегистрированной торговой марке или договоре коммерческой концессии.

Условно — франшиза похожа на вечеринку. Когда франчайзи находится внутри, вы общаетесь, обмениваетесь опытом и веселитесь. А когда франчайзи выходит из этой вечеринки, то всё — он один и ему невесело.

Должен ли продавец франшизы вернуть деньги, если бизнес не взлетел?

Мы запускаем новую рубрику, где будем разбирать бизнес-дела из судов. Вот первая история.

Одна девушка из Московской области в ноябре 2015 года купила за 300 000 рублей франшизу барбершопа. Еще 886 511 рублей она потратила на покупку оборудования, помещение и ремонт в нем. Но запустить бизнес во всю мощь, со слов предпринимательницы, не дала местная администрация: оказалось, что у продавца франшизы на момент заключения договора не был зарегистрирован товарный знак , а значит, нельзя вешать на улице вывеску с модным названием на английском языке.

В итоге барбершоп с горем пополам проработал четыре месяца. На планируемую прибыль без вывесок выйти не получилось, зато девушка заплатила продавцу франшизы еще 75 000 рублей роялти. В итоге она не выдержала и решила закрыться, попросив продавца вернуть все деньги, потраченные на франшизу.

Суд затянулся на два года: первая инстанция, апелляция, кассация, пересмотр дела в суде первой инстанции, снова апелляция и снова кассация. Но вернуть деньги так и не получилось.

Аргументы сторон

‍ Предпринимательница заплатила создателям сетевого барбершопа за право работать под их брендом, купила недешевое оборудование, сделала ремонт по их стандартам, всё за свои деньги. А потом оказалось, что на момент заключения договора у барбершопа был не зарегистрирован товарный знак. Причем выяснилось это, когда девушка уже закончила оборудовать свое помещение и ей оставалось только получить разрешение на вывеску. В итоге ее барбершоп по-нормальному так и не заработал.

Предпринимательница думала, что заработает на этом проекте, но в итоге понесла убытки. Она заявила, что франчайзер должен вернуть ей все деньги, которые она потратила на этот бизнес-проект: 300 000 Р — паушальный взнос, 75 000 Р — роялти и 886 511 Р — деньги, потраченные на открытие салона.

‍♂️Франчайзер привел следующие аргументы: он передал девушке коммерческую тайну — ноу-хау, стандарты ведения бизнеса, дизайн фирменного стиля и прочее — всё, как прописано в договоре. Поскольку товарный знак в это время был в процессе государственной регистрации, договор между сторонами не является договором коммерческой концессии. Но даже если и так — этот договор все равно можно считать лицензионным, потому что все материалы для ведения бизнеса франчайзер предпринимательнице передал. С помощью этой информации можно заработать миллионы, а она получила их за триста тысяч. Деньги франчайзер возвращать не должен.

Читать еще:  Франшиза фильма что это

Как шло разбирательство

Девушка подала в суд в 2016 году, спустя полгода после покупки франшизы. Первый суд частично согласился с ней и обязал продавца франшизы вернуть 375 000 рублей — паушальный взнос и роялти. Продавца франшизы такое решение не устроило. Он пошел в апелляционный суд, где решение первого суда отменили, а девушке вообще отказали в иске. Та отправилась судиться дальше. Дело завертелось еще на четыре инстанции и закончилось только в конце 2018 года.

Что говорили суды

Арбитражный суд, первая инстанция

Договор между девушкой и продавцом франшизы очень странный.

В шапке договор указан как «лицензионный». Передаются по нему какие-то «неисключительные права правообладателя», а в законе таких объектов нет.

Между собой стороны называют все это дело франшизой. Но франшиза — это когда одна компания разрешает другой работать под своим брендом. Для оформления таких отношений заключается договор коммерческой концессии, и этот договор регистрируется в Роспатенте, чтобы люди знали, кто имеет право представлять бренд. Здесь товарного знака у компании нет, договора коммерческой концессии между сторонами тоже нет.

В общем, условия договора не согласованы, а значит, договор и не был заключен. Пускай стороны возвращают друг другу все, что получили, и расходятся — как будто договора и не было.

Барбершоп остается у девушки, она может продолжать вести бизнес сама. Деньги, потраченные на барбершоп, возвращать не нужно.

Иск удовлетворить частично, истцу вернуть 375 000 Р .

Ответчик с этим решением не согласился и подал апелляцию.

Апелляционный суд, вторая инстанция 👎

Предыдущий суд неправ.

Договор составлен криво, но в целом из него понятно, что продавец франшизы передал предпринимателю некие секреты производства, а также право работать под своим коммерческим обозначением, пускай и не под зарегистри­ро­ванным брендом.

Договор составлен с нарушением закона и рядом грубых юридических ошибок, но стороны понимали, о чем договорились. Действия сторон после заключения договора это подтверждают.

Значит, лицензионный договор между сторонами все-таки был, его нельзя считать незаключенным.

Товарного знака у франчайзера нет, но в договоре он и не писал, что будет его передавать. Документов, подтверждающих запрет на размещение вывески, предпринимательница в суд не приносила.

Следовательно, договор действителен. Секреты бизнеса истцу передали, а то, что у него что-то там не срослось с администрацией и вывеской, — его проблемы. Деньги за франшизу ему возвращать не должны, а инвестиции на открытие — тем более.

Кассационная инстанция, суд по интеллектуальным правам 😡

Оба предыдущих суда неправы. Апелляционный суд слишком широко истолковал договор, закон так не разрешает.

Все суды не уделили должного внимания фактам по делу. Никто не выяснил, почему предприни­матель решила, что ей запрещено размещать вывеску. Никто не разобрался в том, какие объекты передал франчайзер: первая инстанция лихо заявила, что ничего не передал, а вторая инстанция так же лихо сказала, что все нормально.

Раз не разобрались в сути договора, значит, непонятно, какова правовая природа платежей между сторонами. Получается, что про деньги выводы тоже необоснованные.

В общем, наворотили так наворотили. Надо рассматривать все дело заново.

Первая инстанция, пересмотр дела 👽

Спасибо кассации за разъяснения, мы сами и правда не поняли сначала, как тут быть. Сейчас все исправим.

Между сторонами заключен лицензионный договор.

Этот договор ничтожен, потому что основная цель — передать право на бренд, а бренда как такового нет.

Под «брендом» стороны, видимо, имели в виду не зарегистрированный товарный знак, а просто брендбук. Его франчайзер и передал.

Кроме этого он передал ноу-хау: методику поиска барберов, обязанности администратора, стилистику оформления, стандарты клиентского сервиса, стандарты постов для соцсетей и другие материалы.

Истец эти материалы получила. Бизнес она вела: вон даже разрешение на вывеску пыталась получить.

Иск удовлетворить частично: договор признать недействительным, но деньги не возвращать.

Апелляционный суд, пересмотр дела

Подтверждаем мнение первой инстанции.

У продавца франшизы не было товарного знака, фирменное наименование передавать в принципе нельзя, а чтобы передать коммерческое обозначение, нужно заключать договор коммерческой концессии. Здесь такого договора не было, поэтому часть договора про бренд недействительна. Бизнес-стандарты и прочие материалы неразрывно связаны с брендом, поэтому в этой части договор тоже недействителен, а значит, весь договор — ничтожный.

Тем не менее истец получила все материалы, указанные в договоре. Она начала вести бизнес, а то, что прибыль оказалась меньше, чем ей хотелось бы, — так это ее проблемы.

Решение предыдущего суда оставить в силе.

Суд по интеллектуальным правам, финальное решение

Со второго раза суды вынесли правильное решение.

Договор был составлен неправильно, но девушка получила то, что ей причиталось. Продавец франшизы не обязан возвращать деньги.

Барбершоп она построила сама для себя, он остался ей, то есть это ее расходы.

Оставить предыдущее решение в силе.

Что в итоге

Девушка хотела заработать, а в итоге потеряла даже то, что у нее было. Договора как будто бы и не было, а денежки — тю-тю. Остались только файлы со стандартами ведения парикмахерского бизнеса и пустой безымянный барбершоп.

Какие выводы можно сделать

В большинстве случаев франшиза — это когда встретились два человека, каждый из которых хочет быстро и без особых усилий заработать. Один надеется, что за него уже все придумали, а другой хочет получить баснословные деньги за таблички в экселе, красивые презентации и иные «ноу-хау». Иногда бывает и иначе, но, по моему опыту, «иначе» на уровне небольшого российского бизнеса — это скорее исключение из правил.

Если у предпринимателя, продающего франшизы, в инстаграме фотографии в ламборгини на фоне дубайских небоскребов, это не значит, что у вас будет так же. Франшиза — это бизнес, бизнес — это риск. Если бизнес по франшизе не взлетит, франчайзи потеряет деньги. Будьте осторожны: под вывеской успешного бизнеса иногда прячется что-то совсем иное. Всегда читайте договор. Если заключаете договор франчайзинга, убедитесь, что в нем прописано условие про предоставление прав на товарный знак.

Раньше судебная практика складывалась по-другому. Если договор был составлен неправильно или у компании вообще не было товарного знака, продавца заставляли вернуть деньги, а иногда и с процентами. Например, в одном из дел в 2017 году ИП отсудил у ООО 2,5 млн рублей, которые заплатил за франшизу, и еще 600 тысяч сверху за незаконное пользование чужими деньгами.

Дело в том, что раньше договор коммерческой концессии, по которому продавали франшизу, нужно было регистрировать в Роспатенте. Если этого не сделать, договор считался ничтожным. Естественно, без зарегистрированного товарного знака Роспатент не регистрировал договор франшизы. Поэтому все, кто до 2014 года продавал франшизу без товарного знака, по судебным решениям возвращали деньги.

В 2014 году в гражданский кодекс внесли правки. Теперь, если договор франшизы не зарегистрирован в Роспатенте, это не означает ничтожности всего договора. Ничтожным признают только договор, который не заключен в письменной форме.

Суды первой инстанции сначала не придали этому особого значения и продолжили выносить решения как раньше. Но в 2016—2017 годах новые дела дошли до кассации в суде по интеллектуальной собственности. И суд сказал: если у франшизы нет товарного знака, значит, это не франшиза, а просто лицензионный договор. И он действует на все, кроме товарного знака. И регистрация в Роспатенте как бы обязательна, но если ее нет, то ничего страшного, она нужна только для информирования третьих лиц о передаче права на товарный знак. Поэтому сейчас практика судов такая: если продавец франшизы передал материалы, указанные в договоре, значит, он выполнил свои обязательства и больше ничего не должен.

История этой девушки закончилась не так уж и плохо: по крайней мере у нее остался сам барбершоп. Возможно, она сможет сделать его прибыльным под собственной маркой или продать помещение с оборудованием какой-нибудь другой парикмахерской. Или купить еще одну франшизу, да.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector